pix
Украинская Православная Церковь
Киевская епархия

О Молебне


Молебен

 

Молебен – это молитва о живых. Своей структурой молебен напоминает  утреню и совершается  в храме или в  домах и квартирах.                   На молебне у Господа, Богородицы или святых просят о ниспослании милости или благодарят Бога за получение благ (благодарственный молебен). В дни храмовых праздников (часто с крестным ходом и колокольным звоном), во время стихийных бедствий и войн, в бездождии, часто на Новый год или перед началом учебного года служатся общественные молебны. Один из самых часто совершаемых в наших храмах молебнов – водосвятный. На нём происходит малое освящение воды. Если вы хотите, чтобы на молебне была освящена вода, заказывая его об этом надо сказать специально. 18 и 19 января в русских православных храмах, а часто и на водоёмах происходит великое освящение воды. Это тоже молебен, но бывает он только два раза в год.

Свт. Кирилл Иерусалимский пишет о воде так: «Начало мира ― вода, и начало Евангелия ― Иордан. От воды воссиял свет чувственный, ибо Дух Божий носился верхý воды и повелел из тьмы воссиять свету. От Иордана воссиял свет Святого Евангелия, ибо, как пишет святой евангелист, «с того времени», то есть со времени Kрещения, Иисус начал проповедовать и говорить: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное» (Мф. 4, 17)».
Молебны, которые совершаются по просьбам и нуждам верующих относятся  к частным богослужениям. К таким молитвенным чинам, относятся благодарственный молебен, молебен об исцелении больного, о направляющихся в путешествие и др.

Самыми древними молебнами являются прошения о дожде и о его прекращении, поскольку жизнь  людей в те времена гораздо в большей степени зависела от урожая, чем теперь. Современные люди с трудом могут представить, какие бедствия от голода терпели целые страны во время неурожайных лет. Однако не будем забывать, что по слову апостола Иоанна Богослова, Бог есть свет и нет в Нём никакой тьмы, и если Он попускает стихийные бедствия, то делает это на пользу людям по слову свт. Василия Великого. «Когда слышишь: «Несть зло во граде, еже Господь не сотвори» (Амос. 3, 6), – слово «зло» понимай так, что Писание разумеет под оным бедствия, посылаемые на грешников к исправлению прегрешений. Ибо сказано: «Озлобих тя и гладом заморих, да благо тебе сотворю» (Втор. 8, 3), остановив неправду прежде, нежели разлилась она до безмерности, как поток, удерживаемый какою ни есть твердою плотиною и преградою. Поэтому болезни в городах и народах, сухость в воздухе, бесплодие земли и бедствия, встречающиеся с каждым в жизни, пресекают возрастание греха. И всякое зло такого рода посылается от Бога, чтобы предотвратить порождение истинных зол. Ибо и телесные страдания, и внешние бедствия направлены к обузданию зла. Итак, Бог истребляет зло, а не от Бога – зло. И врач истребляет болезнь, а не влагает ее в тело. Разрушение же городов, землетрясения, наводнения, гибель воинств, кораблекрушения, всякое истребление многих людей, случающееся от земли, или моря, или воздуха, или огня, или какой-либо иной причины, бывают для того, чтобы уцеломудрить оставшихся; потому что Бог всенародные пороки уцеломудривает всенародными казнями».

Но молитва Живому Богу – не магия и грешный человек не может управлять своим Творцом посредством правильно составленных заговоров. Об этом необходимо напоминать себе, если после молебна мы не получаем просимого. Свт. Григорий Богослов пишет о том, что «тварь, созданная в наслаждение людям, – этот общий и равный для всех источник удовольствий, – обращается в наказание нечестивых, чтобы мы тем же самым, чем были почтены, и за что оказались неблагодарными, теперь вразумились и познали силу Божию в злостраданиях, когда не познали ее в благотворных действиях».

К сожалению, в сознании многих людей молебен, является более значимым, чем  Божественная литургия – древнейшее и важнейшее христианское богослужение, заповеданное Самим Господом. Этот перекос в сторону молебна случился во многом по причине проникновения в Церковь обычая читать наиболее значимые молитвы в пол голоса так, что они не слышны присутствующим в храме, из- за  чего смысл и значение Евхаристии сделались менее понятными, чем очевидный смысл молебна, на котором возносится прошение о личной нужде человека. Все те прошения, что есть в молебне, звучат и на литургии. Вот, что пишет в своей книге «Евхаристия» профессор Архимандрит Киприан (Керн). «Отрицанием евхаристичности, т. е. самого смысла Литургии является просьба человека, присутствовавшего на Литургии и слышавшего эти слова, отслужить ему благодарственный молебен, потому что он ему понятнее, ближе и говорит ему больше, чем самая возвышенная благодарственная служба — Евхаристия.

Так невыразимо грустно слышать эти просьбы о благодарственном молебне после Литургии, т. е., иными словами, вместо Литургии, которая, следовательно, ничего не говорит душе желающего поблагодарить Бога человека. Кстати сказать, вообще, служение каких-либо треб после Литургии так противоречит духу нашего богослужения!

После заупокойной Литургии, на которой совершилось поминовение усопших, и на проскомидии и на ектении, после отслуженного накануне парастаса просьба о совершенно частной, моей собственной, моей личной панихиды, т. е. исковерканной заупокойной утрени, сведенной на 10-минутную требу, звучит опять-таки таким непониманием сущности евхаристического Жертвоприношения за упокоение душ усопших.

Еще, может быть, большим литургическим противоречием является вообще служение молебна после Литургии, молебна сегодняшнему святому. Это есть отрицание всего прекрасного архитектонического плана нашего богослужения. Суточный круг последований данного праздника или святого, начавшийся накануне с вечерни, перешедшей потом в утреню (с их стихирами, тропарями, канонами и кондаками, в которых постепенно, все больше и больше нарастая, раскрывалось значение празднуемого события) закончился, завенчался Божественной Литургией, Тайной Вечерей в честь данного события или святого.

Это та вершина богослужебного откровения, выше которой не может и не смеет быть ничего. Если что-то есть, что может быть выше евхаристического прославления данного праздника, то, значит Литургия — не вершина, значит, есть что-то важнее в круге и иерархичности священных воспоминаний и чинопоследований, что выше Тайной Вечери. И таковым является молебен тому или иному святому или празднику, в котором представлена сокращенная до всякой потери индивидуальности данного праздника и воспоминания утреня с запевами канона вместо самого канона, с величанием вместо глубоких по содержанию стихир, пропетых накануне, и, конечно, с подачей записочек о здравии и с многолетиями тому или иному лицу.

Несказанно грустно, скорбно, больно за литургическую безграмотность, за попрание основных принципов устава церковного благолепия, за нарушение церковной красоты. Мы это говорим с полной сознательностью и убеждением не потому только, что это является нашим литургическим убеждением, нашим личным переживанием богослужебного строя, a потому, что за собой мы слышим дорогой нам голос тех наших Учителей, именно Учителей с большой буквы, литургический слух которых был безошибочен и понимание смысла и строя нашего богослужения было непогрешимым.

 

 

Источник: http://treba.org